Виктор Правдюк. Сталинград. Судьба всей войны

2 февраля 1943 года закончилось генеральное сражение Второй мировой
17 июля 1942 года советские войска 62-й и 64-й армий на реке Чир вступили в бои, которые позднее историки назовут началом Сталинградской битвы. Сталинграду предшествовали крупнейшие катастрофы 1942 года: в мае – Харьковская и Керченская, в начале июля пал Севастополь и врагу в плен была оставлена опытная, умевшая воевать Приморская армия. В июле союзники прекратили поставки по Ленд-лизу северным морским путём. Второй год подряд гитлеровский вермахт стремительно шёл на Восток. В Кремле под давлением главнокомандующего Сталина долго ждали второго наступления врага на Москву. Устали ждать, придерживая для этого основные резервы, а немцы в это время прорываются к Волге и на Северный Кавказ, опять не предупредив командование Красной Армии, вероломно, неожиданно – всё как в 41 году. Уроки нам не впрок… Но была и разница. Даже после крайне неудачных июльских боёв в излучине Дона, междуречье Дона и Волги советские армии отступали, не давая себя окружить.

Гитлер, опьянённый лёгкими успехами, совершил роковую ошибку. Большую часть дивизий 11-й армии после взятия Севастополя он отправил на север для штурма Ленинграда, от которого он отказался в начале сентября 41 года. Осенью на Волге в боях за Сталинград вермахту будет очень не хватать этих дивизий…

По чьей вине вермахт дошёл до Волги

Всю вторую половину июля наши обескровленные в степных боях армии откатывались к Сталинграду. Трагические известия умножались. Сталин перетасовывал командующих фронтами, одно время в Сталинграде появились два командующих фронтами и около двадцати их заместителей. Но были и плюсы в этих переназначениях: на сталинградском направлении появились талантливые перспективные генералы Ватутин и Рокоссовский. Уцелевшие в обороне Севастополя военачальники (Сталин сказал, что они умеют воевать!) Коломиец, Крылов, Ласкин возглавили штабы отступавших войск. Но ничто не помогало… Войска иногда самовольно бросали без приказа выгодные оборонительные позиции всего лишь при появлении мотоциклетной разведки врага.

Отступивших без приказа должны были немедленно расстреливать

У последней черты был издан суровый приказ № 227 с подзаголовком «Ни шагу назад!». В Красной Армии, и без того имевшей немало поводов для расстрелов собственных солдат и офицеров, вводились новые жестокие меры по борьбе с паникёрством и нарушителями дисциплины. Отступивших без приказа должны были немедленно расстреливать. Приказ № 227, противоречивый и жестокий, перекладывал ответственность за ошибки товарища Сталина в кампании 1942 года на плечи стрелочников, которым угрожали суровые кары. И стрелочники, устрашённые неизбежной гибелью, не подведут.

Если бы не русский солдат-победитель во Второй мировой войне, я мог бы сказать, что споры о приказе № 227 нелепы по своей сути, потому что состояние Красной Армии заслуживало именно такого приказа, и он был бы совершенно справедлив, если бы относился не к солдатам, а к бездарному советскому генералитету, к Верховному командованию, к самому Сталину, потому что ситуация с тотальным отступлением и поражениями 42 года была менее всего связана с нежеланием народа воевать, а главным образом с неумением руководить ведением войны. В пользу этой мысли говорит и то, что, когда наши полководцы обрели трагический опыт катастроф под Харьковом и в Крыму, после этого в плен попадало значительно меньше советских солдат и офицеров. А что касается перебежчиков, то из общего числа 79 779 человек за 1942 год (по немецким данным) до 1 июля перебежали 78 %.

Но у нас же всегда и везде на щите Сталинградская победа, а «Кто виноват, что вермахт дошёл до Сталинграда?» – это вопрос ревизионистов и непатриотов.

Головой на Запад

Судным днём для Сталинграда в первой части оборонительного сражения было 23 августа. Эвакуация из города была запрещена партийными органами, чтобы «не создавать паники». Конечно, решение это было продиктовано не местными органами, а самыми высокими и, думаю, что не партийными, а НКВД, которые везде и всегда были значительно выше партийных органов…

Потери в Стране советов подсчитывать не любили, и мы до сих пор не знаем, сколько людей погибли под бомбами 23 августа 1942 года: может быть, 100  тысяч или 200

В этот день люфтваффе совершили более двух тысяч самолётовылетов, потеряв 85 воздушных машин из более чем восьми сотен участвовавших в бомбардировках самолётов. Горела нефть, рушились дома, чёрный дым окутал то, что раньше было городом. Погибли более ста тысяч мирных граждан. Более… Потери в Стране советов подсчитывать не любили, и мы до сих пор не знаем, сколько людей погибли под бомбами 23 августа 1942 года: может быть, 100  тысяч или 200 – нам не важно, «бабы ещё народят», как обещал маршал Жуков. Увы, не народили, мы и баб довели до изнеможения… На следующий день, 24 августа, эвакуацию за Волгу граждан и государственных ценностей разрешили. Почему же не разрешить неделей ранее, при приближении врага к Сталинграду? «Не говори со мной, что я тебе отвечу…»

Но разрушением города день 23 августа не закончился. В этот день 14-й танковый корпус севернее Сталинграда вышел к Волге и важнейшая транспортная артерия Советского Союза – ордена Ленина река Волга – оказалась перерезанной. Но и у немцев в этот день произошла своя необычная драма, посильнее шекспировской. Командующий 14-м танковым корпусом, испытанный в боях в Польше и Франции, генерал фон Виттерсгейм увидел на поле боя погибших сталинградских рабочих, которые лежали мёртвыми, сжимая старые трёхлинейки или даже лопаты вместо винтовок, но все, как один, головой на запад… Фон Виттерсгейм в донесении командующему 6-й армией написал, что при такой воле к сопротивлению им лучше уйти отсюда, потому что победить таких русских людей невозможно. Паулюс немедленно отстранил фон Виттерсгейма от командования и передал его дело в суд.

Волга закипала и краснела

Конец августа стал началом уличных боёв в Сталинграде. В домах возникли «слоёные пироги», когда на разных этажах домов находились штурмовые группы русских и немцев.  Активно использовались подземные городские коммуникации. В такой обстановке танки теряли свои ударные качества: любой из них мог быть подорван гранатой из оконного проёма или ночью заложенной миной. В этой смертельной схватке за город судьбу сражения решала уже не тактика и стратегия, а крепкие нервы, мужество, стойкость, сила духа и желание не отступить, не отдать ещё несколько метров дымящихся развалин… Может быть, впервые дорога к фронту стала не менее опасна, чем сам фронт. Переправа через Волгу с левого берега на правый, в Сталинград, представляла собой непрерывно обстреливаемую минами, снарядами, разрываемую на части бомбами штурмовой авиации водную трассу, где речная вода закипала от взрывов и краснела от крови. Резервные части на переправе через Волгу подвергались таким ожесточённым ударам врага, что теряли порой до половины своего состава.

14 сентября солдаты и офицеры 71-й пехотной дивизии вермахта сумели пробить ещё один узкий коридор к Волге… Теперь, чтобы немцам не досталась бакинская нефть, мы должны были транспортировать ее через Каспий и Среднюю Азию…

Гитлер уже из соображений престижа (город Сталина!) требовал взятия развалин

Вермахт Гитлера воевал уже почти со всем миром. Подкреплений 6-я армия Паулюса почти не получала и по-прежнему штурмовала развалины Сталинграда в составе семи дивизий, основательно с августа потрёпанных в городских боях. Отважный же генерал Василий Иванович Чуйков, командующий 62-й армией, оборонявшей город, только за вторую половину сентября  получил шесть свежих дивизий, включая две гвардейские. В конце сентября семи дивизиям Паулюса противостояли только в 62-й армии Чуйкова пятнадцать с половиной дивизий, не считая ополченцев. Но Гитлер уже из соображений престижа (город Сталина!) требовал взятия развалин. Здесь перемалывались лучшие дивизии вермахта, хотя и очень дорогой для нас ценой.

В конце сентября в тяжелейших условиях битвы на Волге советское командование начинает задумываться над тем, как, сохраняя упорную оборону, использовать слабость флангов сталинградской группировки врага. Кто первым высказал идею будущего контрнаступления: Сталин? Василевский? Жуков? Воронов? Рокоссовский? Ерёменко? Скорей всего, все они вместе взятые. Слишком очевидно выглядело положение войск на картах. Но впереди ещё был сталинградский октябрь, большая половина ноября – дни и ночи, когда судьба города висела на волоске. Надо было выстоять и исподволь накопить резервные войска для неожиданного удара…

Дивизия расстрелянных

В этих боях чувствовалось что-то иррациональное, необъяснимое, что и не нужно объяснять. Это была судьба всех нас и всей войны.

13 500 человек были расстреляны в дни обороны заградительными отрядами и особыми отделами

Из того, что мы знаем о Сталинграде по документам, открытым в последние два десятилетия, возникает безжалостный, беспощадный истребительный эпос – эпос, ещё неподвластный писателям, художникам и драматургам. 13 500 человек были расстреляны в дни обороны заградительными отрядами и особыми отделами, это целая дивизия. Каждый седьмой защитник Сталинграда был штрафником. Все ли расстрелянные и наказанные были предателями, трусами и паникёрами? Вряд ли! У кого там тогда хватало времени, чтобы разобраться? Смысл этих поспешных казней был в другом: с помощью страха внушить, что в живых остаться можно только самоотверженно и хорошо воюя, иначе смерть всё равно найдёт тебя – с немецкой стороны или от советского командования, но обязательно найдёт.

В Сталинграде ожесточённые скоротечные бои велись штурмовыми группами по 8–10 бойцов в каждой. Клинки, ножи, штыки, чтобы убивать бесшумно, гранаты, которые можно бросить в подвал или в уличный люк. В подвалах помещались даже противотанковые орудия. Важную роль играли русские снайперы. Убыль немецких офицеров в Сталинграде оказалась самой высокой за всю войну. За ночь опытные сапёры могли поставить по несколько десятков мин. Ночью немцам не давали спать русские диверсионные группы. Как позднее сказал один из наших ветеранов: «Мы, русские, были готовы к Сталинградской битве. Мы не обманывались насчёт той цены, которую придётся заплатить за победу».

Семь с половиной часов жизни

Сталинградская битва из-за её длительности многому научила советские войска. Прижатые к Волге дивизии в городе научились чёткому взаимодействию с артиллерией на правом берегу, немцы неоднократно отмечали участившиеся точные шквальные артиллерийские удары; советская авиация с аэродромов за Волгой умело поддерживала собственную пехоту в критические моменты боёв; заметно росло умение воевать у танкистов и пехоты. Жаль только, что очень дорогой ценой. В среднем каждый солдат участвовал в оборонительной части Сталинградского сражения ровно семь с половиной часов…

В среднем каждый солдат участвовал в оборонительной части Сталинградского сражения ровно семь с половиной часов…

11 ноября Паулюс силами пяти немецких дивизий предпринял последнюю попытку наступления в Сталинграде. Немцы едва не добились цели, от Волги их отделяли какие-то сто метров, но всё же поставленная вермахту задача выполнена не была. 12 ноября немецкое наступление выдохлось, и в Сталинграде впервые с августа 42-го года установилось затишье. В ожидании дальнейших событий… 13 ноября Верховный главнокомандующий Сталин подписал план контрнаступления советских войск под Сталинградом. Подготовка проходила в строжайшей секретности – ставки были слишком высоки.

В оперативном управлении Генерального штаба Красной Армии была изготовлена секретная карта, содержавшая всю необходимую информацию. Карта существовала в единственном экземпляре! За несколько недель до дня контрнаступления, 19 ноября, была прекращена всякая почтовая переписка между личным составом фронтов, участвовавших в операции «Уран», и их семьями. Можно представить себе чувства и состояние родных и близких, которые вдруг перестали получать письма с фронта. Очень трудно было замаскировать  большую массу войск, предназначенных для контрнаступления, в голых степях к югу от Сталинграда. И все эти принятые меры дали позитивный результат…

Начало конца войны

90 % территории Сталинграда было завоёвано армией Паулюса, 10 % у самой Волги держали наши. Второй год подряд зима наступала рано, по реке поплыли первые льдины, начались снегопады и метели… В результате блестяще начатой решающей операции Второй мировой войны фланги противника были сметены и уже 22 ноября немецкая группировка была полностью окружена. Поначалу советское командование полагало, что внутри кольца находится около 90 тысяч солдат и офицеров противника. Когда выяснилось, что их там чуть более 300 тысяч, стало ясно, что борьба будет долгой и упорной. Ликвидация такой группировки требовала максимальной мобилизации нескольких советских фронтов. Была ещё и сверхзадача: взять Ростов-на-Дону и отрезать всю северокавказскую группировку немцев… Если бы это удалось, война с Германией безусловно закончилась бы в 1943 году победой СССР.

Почему же это не удалось, а фельдмаршалы Манштейн и Клейст вывели через «ростовское горло» почти миллионную армию с Северного Кавказа и Кубани? Размышляя об этом, необходимо сравнить две стратегические операции, проведённые Красной Армией примерно в одно и то же время: «Уран» – под Сталинградом и «Марс» – в районе Ржева. Для взятия Ростова-на-Дону определённо не хватило войск. Можно утверждать, что они в это время были на Западном и Калининском фронтах, где маршал Жуков в это время руководил проведением операции «Марс».

«Марс» стал захлёбываться в крови больших и бессмысленных потерь уже на пятые сутки его проведения, потери в танках и людях были громадные. То, что на проведение «Марса» был направлен маршал Жуков, – свидетельствует о том, что это не могло быть второстепенной операцией. И по всем приметам это было так: «Марс» начинался после «Урана» в Сталинграде. Войск и танков там было сосредоточено больше. Если же «Уран» был запланирован в качестве второстепенной операции, то становится понятно, почему не хватило сил отрезать вермахт на Северном Кавказе и на Кубани. «Марс» считается крупнейшим поражением Жукова во Второй мировой войне, а «Уран» – блестящей победой, переходом стратегической инициативы в руки Красной армии и началом её победоносного пути.

Германский фельдмаршал сдаётся в плен

Гитлер приказал 6-й армии остаться в обороне в Сталинграде. Это решение критикуют историки и на Западе, и на Востоке. Но фюрер был прав, запрещая прорыв на Запад: оставшись в Сталинграде, 6-я армия спасла весь южный фланг Советско-германского фронта. В беспорядочном отступлении 6-я армия могла и мимо Ростова-на-Дону пробежать, не удержав его. Даже если бы немцам удалось прорвать кольцо окружения под непрерывными ударами советских армий и танковых корпусов, им необходимо было бы пройти зимой без транспорта около 200 километров. С точки зрения нашего противника, жертва была не напрасна…

31 января в Сталинграде капитулировала южная группа 6-й армии и сдался в плен фельдмаршал Фридрих Паулюс со всем своим штабом. История его пленения долго подвергалась искажениям, потому что в конце 1943 года Смершем был арестован и ложно обвинён в измене бывший начальник штаба 64-й армии генерал-лейтенант Иван Андреевич Ласкин, герой обороны Севастополя и Сталинграда. Именно Ласкину  Паулюс произнёс знаменитую фразу на русском языке: «Германский фельдмаршал сдаётся в плен Красной Армии!». Иван Андреевич, с которым я имел честь быть знакомым, говорил, что ничего лучшего он в своей жизни не слышал. Ещё бы! Ласкин, впоследствие девять лет безвинно проведший в тюрьме, даже не знал тогда, что Гитлер днём ранее произвёл Паулюса в фельдмаршалы…

источник

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s