Виктор Правдюк. ФЕВРАЛЬ 1942 ГОДА

После успешного контрнаступления советских войск под Москвой Сталин был уверен, что Красная армия готова нанести Вермахту поражение едва ли не на всех фронтах. Повсюду наши войска готовились, вернее, готовились поспешно и плохо, и переходили в неорганизованные, неподготовленные наступления. На самом деле немецкие потери сильно преувеличивались, о собственных потерях Сталину старались не докладывать. Войскам в условиях непогоды ставились непосильные задачи. Генералы ещё не умели проводить масштабные операции на окружение. По-прежнему резервы вводились в бой по частям, без подготовки и сосредоточения. Ощущалась предельная усталость – войска до смерти устали…

В зимних условиях Западный фронт под командованием генерала армии Жукова проводил Ржевско-Вяземскую операцию, одну из тяжелейших трагедий войны. 33-я армия генерала Михаила Ефремова без всяких на то оснований была брошена Жуковым на Вязьму, и через несколько дней четыре дивизии её во главе с командармом были окружены. Жуков приказал Ефремову возглавить авангард армии – прямо говоря, послал генерала на убой…

По мнению офицеров Генерального штаба, прикомандированных в тот период к штабу Западного фронта, «армия бросалась в глубокий тыл противника на произвол судьбы».

Весь февраль окружённые войска генерала Ефремова отбивали атаки врага и свои рубежи удерживали…

Британский город-крепость Сингапур располагался на страже двух океанов: Индийского и Тихого. Для штурма с моря крепость считалась неприступной. Черчилль был убеждён, что английское командование успело создать оборонительные рубежи для противодействия японцам с суши. Город располагался на острове, но для обороны с севера готов не был, о чём премьер-министр с удивлением узнал из телеграммы генерала Уэйвелла.

В обороне Сингапура много параллелей с защитой Севастополя, который также всегда готовился к нападению с моря, но севастопольцы уже в течение трёх месяцев успешно выдерживали натиск 11-й немецкой армии во главе с талантливым генералом Эрихом фон Манштейном.

Оборона Сингапура на ближних подступах продолжалась всего одну неделю. Это вызывает немалое удивление с учетом того, что британские войска по численности вдвое превосходили японские, и только в авиации англичане уступали своему противнику…

Скоропостижное падение Сингапура – одна из сенсаций Второй мировой войны. Так не должно было быть, но так было…

Японские войска всё время недолгой осады незаметно просачивались сквозь оборонительные порядки британцев, англичане в контратаках не демонстрировали своего численного перевеса и безропотно отступали. В Сингапуре возникли проблемы со снабжением и с водой. Город почти с миллионным населением не имел воли к борьбе. 15 февраля, в воскресенье, командующий войсками в Сингапуре английский генерал Артур Персиваль лично вышел с белым флагом навстречу японским войскам и возглавил капитуляцию. Генерал Ямашита, узнав сколько англичан решили сдаться ему в плен, с большим удивлением принял капитуляцию своего противника…

Командующий 25-й японской армией генерал Томоюки Ямашита родился в 1885 году. Действия Ямашиты в период завоевания Малайи и Сингапура позволяют сравнить его с немецким генералом Роммелем. За счёт быстроты и внезапности Ямашита постоянно опережал британцев. После капитуляции англичан в Сингапуре в плен попали около 70 тысяч солдат и офицеров. Едва ли у японцев могло быть более 35 тысяч воинов. Честолюбие «Тигра Малайи», как называли Ямашиту, начали опасаться и в самой Японии. Премьер Тодзио перевёл Ямашиту на службу в Манчжурию, запретив ему появляться в Токио…

Английский историк Джон Фуллер считал причиной позорного поражения в Сингапуре слабость английского командования, пораженческие настроения и превосходство японского солдата над британским.

Два чёрных воскресенья – 8 февраля японцы высадились на острове Сингапур, 15 февраля сдался город-крепость Сингапур – нанесли страшный удар по позициям Великобритании на Дальнем Востоке. Следующими этапами войны станут наступления японцев в Бирме и Голландской Индии. Но ничего более позорного, чем сдача Сингапура, в войне с участием Великобритании не будет.

В Северной Африке войска генерала Роммеля снова начали атаки против города-порта Тобрука. Война в Ливийской пустыне зависела от своевременного снабжения. Противники переходили в наступление сразу после получения техники и горючего.

12 февраля германская авиация не позволила британскому флоту провести конвой из египетской Александрии на Мальту. Ударами с воздуха немцы потопили два транспорта, а третье судно, повреждённое, вынуждено было повернуть назад. Мальта не получила ничего…

Гитлера в это время тревожили страхи по поводу возможной высадки англичан в Норвегии. Британцы умело поддерживали его опасения с помощью радиоигры и диверсионных действий. Для противодействия возможным десантам в норвежские фиорды переводились наиболее боеспособные надводные корабли. В гавани Тронхейма уже находился самый мощный немецкий линкор «Тирпиц». Гитлер сказал гросс-адмиралу Редеру, что всякий корабль, не находящийся в Норвегии, находится не там, где надо.

Не там, где надо, в начале февраля 42-го года находилась целая германская эскадра. Во французском порту Брест волею судьбы уже в течение года стояли линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау», крейсер «Принц Ойген», шесть эсминцев и три миноносца. Немцы решили провести дерзкую операцию и пробиться в Северное море кратчайшим путём — через пролив Ла Манш, который всегда считался английским каналом. Причём, в самом узком месте пролива германская эскадра должна была идти в светлое время суток и прикрываться своеобразным зонтиком истребительной авиации.

Эскадра вышла из Бреста в 23 часа 11 февраля.

Истребители группами взлетали с прибрежных аэродромов и постоянно прикрывали корабли.

Утром следующего дня немецкие корабли прошли самое узкое место Ла Манша, и только после 13 часов были обнаружены британцами. Англичанам, правда, мешал сильный утренний туман и искусное использование немцами радарных помех. Самым главным английским оружием оказались донные мины, которыми были повреждены оба немецких линкора. Но 13 февраля германская эскадра уже стояла в устье реки Эльба. В воздушных боях немцы потеряли 17 самолётов, уничтожив 43 английских. Воздушным зонтиком над кораблями командовал известный немецкий ас-эксперт полковник Адольф Галланд, имевший в воздушных боях на Западном фронте 104 победы. В конце войны Галланд воевал на реактивном самолёте Мессершмидт-262…

1 февраля председателем правительства оккупированной Норвегии стал известный коллаборационист Видкун Квислинг.

8 февраля в авиакатастрофе погиб рейхсминистр вооружений и боеприпасов Германии Фриц Тодт. Место Тодта занял гитлеровский любимец, архитектор Альберт Шпеер, должность которого стала называться рейхсминистр вооружения и военной промышленности. Назначение оказалось исключительно удачным. Альберт Шпеер сможет значительно поднять уровень и объёмы германского военного производства.

14 февраля перед гарнизоном в испанском городе Севилья выступил каудильо Франсиско Франко: «В момент опасности для Германии, — заявил испанский спаситель нации, — если дорога на Берлин будет открыта, её преградит не только дивизия испанских добровольцев, но в случае необходимости и миллион испанцев». Слова эти интересно будет вспомнить весной 1945 года…

22 февраля главнокомандующим британской Королевской бомбардировочной авиацией был назначен Артур Харрис. Главная задача Харриса – «оказать на противника такое ошеломляющее воздействие, которое поставит его на колени, а затем заставит лежать в пыли его собственных городов».

24 февраля гоминдановский Китай после заявления Чан Кайши присоединился к союзникам в войне на Дальнем Востоке против Японии.

Февральские события на фронтах должны были бы остудить наступательный пыл советской Ставки и заставить пересмотреть многие планы и директивы. Под Ржевом вступивший в командование германской 9-й армией генерал-полковник Вальтер Модель в почти безнадёжной ситуации сумел не только отразить натиск пяти советских армий, но и нанести тяжелейшие поражения 29-й и 39-й советским армиям. Тем не менее в праздничном приказе №55 от 23 февраля 1942 года Иосиф Сталин утверждал: «Теперь уже нет у немцев того военного превосходства, которые они имели в первые месяцы войны в результате вероломного внезапного нападения. Момент внезапности, неожиданности израсходован немецко-фашистскими войсками полностью. Теперь судьба войны будет решаться постоянно действующими факторами: прочность тыла, моральный дух армии, количество и качество дивизий, вооружение армии, организаторские способности начальствующего состава. При этом необходимо учесть одно обстоятельство: стоило исчезнуть моменту внезапности, чтобы немецко-фашистские армии оказались перед катастрофой». Эти слова Сталин писал в то время, когда танкисты генерала Моделя добивали остатки 39-й армии, которой командовал кадровый чекист генерал-лейтенант Иван Масленников. Полковник Михаил Брагинский, тогда лейтенант, начальник личной радиостанции командующего 39-й армии, так вспоминал о февральских днях 42-го года: «В лесу кишело много народу, но Масленников приказал в состав отряда никого больше не брать, тем более, если это были незнакомые люди. Видя, что наш отряд как-то организован, подвластен командиру и свидетельствует о намерении прорваться к своим, к нам изъявляли желание присоединиться многие из тех, кому импонировал в той неразберихе окружения организованный отряд. Но Масленников был непоколебим. Никого в отряд не брать. И когда два неизвестных настойчиво хотели влиться в наш отряд, а комендант штаба им не позволил, то они его застрелили и, не очень торопясь, ушли. Обстановка становилась удручающей, в лесу было много народу из соединений и частей, оказавшихся в окружении. По существу это была толпа забитых, запуганных, оставшихся без командиров красноармейцев…»

Если же подробно разобрать те «преимущества», которые Сталин назвал в приказе от 23 февраля 1942 года, то поневоле приходишь к противоположному выводу. 1. Прочность тыла. Была ли она у Советского Союза надежнее, чем у гитлеровской Германии? Сомнительное утверждение. 2. Моральный дух армии. Безусловно, что у Вермахта в этот период он был выше. Сравните хотя бы общее число перебежчиков: за весь 1942 года у Красной армии – 79.779 человек перебежали к врагу, у Вермахта на Восточном фронте – 342 человек, большинство из них в самом конце года. 3. Количество и качество дивизий, вооружение армий. После разгрома в 41-го году механизированных корпусов Красной армии и потери танков преимущество в вооружении было утрачено. Не случайно постановлением ГКО от 16 февраля 42-го года предусматривалось создание 120 танковых бригад, которые должны были укомплектованы бойцами не старше 35 лет. Но в феврале ещё не было ни этих танковых бригад, ни самих танков. Только в марте в Красной армии появятся танковые корпуса, а в мае и танковые армии, потому что промышленность сможет выпустить необходимое количество танков. 4. Организаторские способности начальствующего состава. Это «преимущество» было одним из самых больших фантазий товарища Сталина.

Только в боях под Ржевом в феврале 42-го года общие потери Калининского и Западного фронтов составили более 200 тысяч человек. И общие потери германских вооружённых сил исчислялись в феврале в 200 тысяч, только на всех фронтах советско-германского противостояния и в боях в Северной Африке. Солдаты для сталинских генералов всегда будут расходным материалом…

В отличие от оптимизма Сталина на полях сражений всё больше давали о себе знать потери и усталость. При острейшей необходимости в передышке, в приведении в порядок исчерпавших боевой потенциал войск Ставка продолжала ставить перед ними невыполнимые задачи. После войны маршал Жуков вспоминал:

«Жертв много, расходов много, а результата общестратегического никакого… Когда мы  начали зимнее наступление безрезультативно, мы устанавливали норму, были дни, когда один выстрел на орудие разрешали, две-три мины. Вы сами понимаете, если пушка сделает один выстрел, какой тут может быть результат?»

Понять, конечно, нетрудно… Трудно представить себе, что после этого единственного выстрела, командиры, подчинённые в том числе и Жукову, могли гнать в атаку пехоту, и солдаты безропотно шли на неподавленные огневые точки противника, на хорошо укреплённые позиции германских войск. А ведь шли, шли, кричали «ура» и падали в снег, чтобы уже никогда не встать, и были это не кто-то, не какие-то чужие и далёкие, а наши с вами прадеды, деды и отцы. И большая часть из нас даже где их могилы не знает…

Но вот где в феврале Красная армия добилась заметных успехов, так это на Северо-Западном фронте, которым командовал генерал-лейтенант Павел Курочкин. Войска 3-й ударной армии генерала Максима Пуркаева и 4-й ударной генерал-полковника Андрея Ерёменко из района Осташкова предприняли наступление в направлении Торопца, Демянска и Холма. Советские солдаты шли в атаки голодными, снабжение отсутствовало и лишь после взятия Торопца, где удалось захватить германские склады, наступавшие получили вдоволь еды и питья… Но фронт Курочкина добился двух удивительных зимних успехов. В районе Демянска были окружены около ста тысяч немцев – шесть дивизий 2-го армейского корпуса, а в котёл вокруг города Холм попали ещё шесть тысяч солдат Вермахта. Северо-Западный фронт Ставка к числу главных не относила. Пополнений фронт почти не получал, резервов у командующего не было. Поэтому попытки фронта ликвидировать окружённые германские дивизии натолкнулись на жёсткую оборону. Демянский и Холмский котлы немцы снабжали по воздуху, и бои вокруг них затянутся надолго… Но успешное наступление Северо-Западного фронта в этот период фактически спасло от полного разгрома войска Калининского фронта, которым тогда очень неудачно командовал генерал Иван Конев.

Генерал-лейтенант Павел Алексеевич Курочкин родился в 1900 году. Закончил военную академию имени Фрунзе и академию Генерального штаба. В начале войны командовал армиями. В августе 1941 года Павел Курочкин вступил в командование Северо-Западным фронтом. Его главной задачей тогда было удержание Валдайских высот и района города Бологое, важнейшего железнодорожного узла. А в период зимнего наступления Северо-Западный фронт добился весомых успехов в районе Торопца, Демянска и Холма.

Весь февраль Волховский фронт генерала Мерецкова наступательными действиями пытался помочь 2-й ударной армии, пробившей узкий коридор в направлении Любани. Сложилась обстановка, которую Ставка и командование фронта оценивали неверно: 2-я ударная армия фактически была окружена среди пока ещё замёрзших болот, на очень невыгодных позициях, и пора было думать о спасении армии, а не о постановке ей широких наступательных целей. Февраль стал месяцем окончательно растаявших иллюзий о возможностях Волховского фронта деблокировать осаждённый умирающий Ленинград. В конце месяца на Волховский фронт прибыл Клим Ворошилов с требованием продолжать наступательные действия. После громадных потерь в зимней кампании Волховскому фронту необходимо было пополнение в людях и технике…

Февраль 42-го года в окружённом Ленинграде был месяцем ещё более страшным, чем предшествующие декабрь и январь. Люди продолжали умирать тысячами. В городе было много не похороненных трупов. Их можно было увидеть и у стен ленинградских больниц, и в саду у Аничкова дворца, и в подвалах Александринки, и в мрачных колодцах насквозь промерзших ленинградских дворов, и, наконец, просто на улицах. У горожан не было сил, чтобы хоронить своих мертвецов. Трупы часто были погребены под толстым слоем снега. Смерть не щадила никого. 7 февраля от истощения умер замечательный русский художник Иван Яковлевич Билибин. Люди умирали не только от голода, от алиментарной дистрофии, но и от многих его последствий. Практически незаметно распространилась цинга, которая представляла очень серьёзную опасность. Появились очаги очень серьёзных эпидемических болезней. В феврале были зафиксированы заболевания сыпным тифом, очагом этой страшной болезни стал детский дом, который находился на углу Загородного проспекта и Можайской улицы. Городские власти в экстренном порядке 11 февраля образовали противоэпидемическую комиссию. Город задыхался от нечистот, ведь давно не работали водопровод и канализация. Ещё в декабре в Ленинграде закрылись все бани и прачечные. Поэтому наступление весны 42-го года горожане и городские власти ожидали с очень большой тревогой. В Ленинграде реально могли вспыхнуть эпидемии…

Зона действий немецких подводных лодок в феврале значительно расширилась за счёт смещения на юг Атлантики – в район Антильских островов и Карибского моря. Германские субмарины должны были нарушить снабжение союзников нефтью, и, как обычно, в первый период из-за неожиданного появления и отсутствия опыта у американского флота подводные лодки Деница добились больших успехов, потопив 57 судов и вызвав панику в танкерном транспортном флоте.

Японские подводные лодки у Западного побережья Соединённых Штатов заметных успехов не добились. Это было связано прежде всего с тем, что японские субмарины имели задание атаковать военные корабли, а не транспортные суда, что безусловно было ошибкой японского военно-морского командования.

Февраль был очень успешным месяцем для Японии. В Бирме японская армия стремительно продвигалась к столице страны Рангуну. В Голландской Индии, богатой нефтяными месторождениями, японцы прежде всего захватывали авиационные базы на островах Бали, Суматра, Тимор, Южный Целебес и Южное Борнео. Затем на аэродромах высаживались пехотные части. Показательно, что в феврале японская авиация впервые совершила налёт на австралийский порт Дарвин: война пришла ещё на один континент Земли. Та же авиация бомбардировала Андаманские острова в Индийском океане, принадлежащие Индии. 27-28 февраля, в течение двух дней в Яванском море японский флот и палубная авиация разгромили объединённую эскадру союзников, которой командовал голландский адмирал Доорман. Доорман погиб в бою, флот союзников потерял в борьбе за остров Ява пять крейсеров и четыре эскадренных миноносца. Японский флот установил своё господство во внутренних водах Голландской Индии…

11 февраля по приглашению Гитлера в немецкую Ставку прибыл румынский диктатор маршал Антонеску. В штаб-квартире Гитлера Антонеску присутствовал на докладе генерала Йодля с разбором военной обстановки на советско-германском фронте. Затем Гитлер и румынский маршал провели конфиденциальные переговоры наедине. Германия потребовала от Румынии «большего долевого участия» на южном направлении. Антонеску пообещал развернуть ещё одну армию, но жаловался, что оснастить её современным оружием Румыния не сможет. Фюрер пообещал это взять на себя, но, как мы знаем, обещания своего не выполнит: Германия с большим трудом восполняла свои потери в технике на Восточном фронте. Но не это важно. Важно то, что на встрече с маршалом Антонеску Гитлер, вероятно, впервые высказался о том, что в 1942 году приоритетным направлением для войны Германии в России будет южное…

Начальник оперативного управления военного министерства США генерал-майор Дуайт Эйзенхауэр представил своим начальникам в середине февраля документ по вопросам глобальной стратегии, в котором говорилось: «Мы должны немедленно разработать совместный с англичанами конкретный план операций в Северо-Западной Европе».

Сколько ещё воды утечёт в Потомаке и Темзе, прежде чем союзники приступят к созданию этого плана!

Со Вторым фронтом зимой 42-го союзники не торопились. Великобритания не могла открыть его в одиночку, а потенциал Соединённых Штатов ещё только раскручивался. Не спешили ещё и потому, что у западных держав уже прошёл испуг по поводу возможного быстрого краха Советского Союза.

В этот период Вторым фронтом для России стало партизанское движение. Возникло оно не сразу и во многом благодаря участию в нём специальных групп НКВД и НКГБ. Ужесточение войны, проходившее с обеих сторон противостояния, способствовало появлению партизанских отрядов и расширению масштабов борьбы с оккупантами. В феврале особенно успешно действовали партизанские отряды Орловской области, дислоцированные в непосредственной близости от фронтовой полосы. После дерзкого налёта на немецкий гарнизон в городе Дятькове и его разгрома возник Дятьковский партизанский край, полностью свободный от оккупантов. В Ленинградской области несколько партизанских бригад отвлекли на себя целую дивизию Вермахта; две немецкие полицейские дивизии вели войну против партизан Черниговской и Сумской областей. В дни битвы за Москву белорусские партизаны пустили под откос девять эшелонов со снаряжением для немецкой группы армий «Центр». На Украине появились и отряды УПА – Украинской повстанческой армии, воевавшие за независимость Украины. Сложная обстановка была в Крыму, где советским партизанам противостояли татарские мусульманские батальоны, которым германские оккупационные власти обещали суверенитет и выгоды в составе тысячелетнего Третьего Рейха…

В ночь на 28 февраля английский парашютный десант во главе с майором Фростом в районе севернее французского города-порта Гавра неожиданным ударом захватил немецкую радарную станцию «Вюрцбург» и, демонтировав наиболее ценные детали немецких радаров, английские десантники на ожидавших их в море кораблях ушли в Англию. Блестяще проведённая диверсионная операция!

24 февраля в Генеральном штабе Германии состоялся просмотр русского документального фильма «Разгром немецко-фашистских захватчиков под Москвой». Оперативно смотрели – дело было в том, что в Швейцарии существовал открытый канал обмена фильмами воюющих держав. Интересно было бы узнать о впечатлениях германских генералов от этого фильма…

Февраль был месяцем рождения замечательной песни «В землянке». Стихи написал поэт Алексей Сурков, музыку композитор Константин Листов.

«На поленьях смола, как слеза…»

Из этой «Землянки» мы уже никогда не выйдем.

Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/

Заказы можно также присылать на orders@traditciya.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s