Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «Еще закон не отвердел, Страна шумит, как непогода.Хлестнула дерзко за предел Нас отравившая свобода»

Это самое мягкое из того, что Есенин мог сказать и говорил о большевицком яде. Вместе с пришедшими в России к власти псевдонимами воцарились русофобия и растление. Тень ведь не знает стыда, а псевдонимы мы вполне вправе сравнить с тенью человека, часто тенью предательской, жестокой и злобной. Лозунг «грабь награбленное» обмазал грязью значительную часть народа нашего, которая превратилась в толпу, а местами и в банду. Народ заставили оскоромиться, загрязниться, и на загрязнённый, осознающий неправду свою надеть хомут стало гораздо легче, хомут коллективизации и победы во Второй мировой войне… А затем, представляется мне, и народа нашего не стало… И как хочется, чтобы утверждение это было ошибкой…
Читать далее

Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «На душе светло»

Не за песни весны над равниною

Дорога мне зелёная ширь —

Полюбил я тоской журавлиною

На высокой горе монастырь.

Иоанно-Богословский общежительный монастырь Рязанской епархии действительно стоял и стоит на горе. В монастыре течёт чудодейственный источник, который заведён в купель-часовню с бассейном в форме большого креста. После крещения в воде этого источника, вода его преобильна серебром, кожа мгновенно становится сухой. Иоанно-Богословский монастырь был основан до нашествия Батыя на рязанскую землю, случившегося зимой 1237 года. По одной из легенд хан Батый собирался разорить и ограбить обитель, но ему приснился Святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов, а когда вооружённая орда подошла к воротам монастыря, хан увидел на воротах икону с ликом того, кто приснился ему во сне… Батый приложил фирман, печать свою златую, повесил её на ворота — и монастырь был спасён от разорения навеки веков… Но печать ханская и почитание десятков тысяч русских людей не спасли эту чудодейственную обитель от разрушения большевиками… Автор бывал в этом монастыре на излёте советской власти: всё было изгажено, порушено, даже источник засыпан мусором; но недавний приезд в Иоанно-Богословский монастырь Рязанской епархии дал мне огромный запас оптимизма — это часть божественного рая на земле. И подумалось: какой же прекрасной была наша Россия до 1917 года! Читать далее

Виктор Правдюк. МАРТ 1943 ГОДА

Среди мартовских указов 43-го года о награждениях бросается в глаза указ о присвоении — посмертно — звания Героев Советского Союза тринадцати воинам из одной роты 130-го полка 44-й стрелковой дивизии. Свой подвиг эти тринадцать героев совершили ещё в январе, когда в отчаянном бою на маленькой станции Красновка в районе города Миллерова в Донбассе были окружены, бились до последнего, пока немцы не обложили соломой избу, в которой оборонялись наши солдаты, и не подожгли, призывая сдаваться в плен…

Ни один не вышел, все тринадцать сгорели, но сгорели не просто жертвы – за две недели боёв эта рота нанесла громадный урон врагу… Читать далее

Виктор Правдюк. ФЕВРАЛЬ 1943 ГОДА

Февраль начинался для Советской России большим триумфом. Капитулировала последняя северная группировка окружённых немецких войск в Сталинграде. Собирали пленных, подсчитывали трофеи, одних только генералов было пленено более трёх десятков во главе с генерал-фельдмаршалом. Читать далее

Виктор Правдюк. Парад сорок первого года. 7 ноября 1941 года Сталин нашёл главный ресурс для победы в войне

Более страшного времени в истории Советского Союза, чем октябрь 1941 года, не было и быть не могло. В Берлине уже раздавался хор голосов,что война фактически выиграна. Генерал Альфред Йодль завершил свой доклад Гитлеру убеждением: «Мы, без преувеличения, выиграли войну!».

Пресс-секретарь фюрера Отто Дитрих на конференции для журналистов заявил: «Все военные задачи решены, с Россией покончено». Читать далее

Виктор Правдюк. СВЯТАЯ РУСЬ В ИМПЕРСКОМ СОЗНАНИИ (доклад на конференции к 300-летию Российской Империи в Петропавловской крепости 03.11.21.)

Предмет моих размышлений не материален, его нельзя взять в руки и ощутить физически. Понятие «Святая Русь» можно назвать убывающей инстанцией, но продолжающей оказывать существенное влияние на наших современников, осознавших себя русскими. Осознание это принадлежит к иррациональному знанию, тоже заметно убывающему в нашем разуме. Ведь когда-то православный крестьянин, сотворив молитву и укладываясь спать, прекрасно знал, что завтра дождя не будет и можно сеять – без всяких гидрометеоцентров. Постепенно вместе с техническим прогрессом рациональное знание вытесняло иррациональное, интуитивное, чувственное, а в нынешних условиях цифровизации мы и сами скоро превратимся в цифру. Читать далее

Виктор Правдюк. ЯНВАРЬ 1943 ГОДА

На исторических конференциях и встречах со зрителями и читателями меня часто спрашивают, какие книги о Второй мировой войне я считаю самыми правдивыми… В художественной литературе это роман Виктора Петровича Астафьева «Прокляты и убиты», в поэзии – стихи последнего фронтовика-окопника (последнего по написанию стихов и появления их в печати, поэтов-окопников больше появиться, к сожалению, не может) воронежца Михаила Фёдоровича Тимошечкина: «пехотный солдат — Он всегда виноват»; и документальное повествование солдата, ставшего профессором-искусствоведом, Николая Николаевича Никулина.

Мне посчастливилось быть знакомым с Николаем Николаевичем, в моём архиве хранится рукопись его книги «Воспоминания о войне»… Читать далее

Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «У меня отец крестьянин, Ну, а я — крестьянский сын»

Эту поэтическую формулу опровергнуть никоим образом не удастся, следует только заметить, что отец Есенина — Александр Никитич — не оказал на сына никакого влияния. Серёжа вырос в доме своего деда Фёдора Андреевича Титова. Этим отличалась вся великая русская литература. При подробном рассмотрении писательских биографий оказывается, что безотцовщина имела заметное влияние на многих выдающихся творцов русской литературы, и в основном литература наша создавалась теми поэтами и писателями, кто фактически не испытывал влияния отца, а сам отец существовал где-то на периферии общения с сыном. Примеры этому многочисленны и наглядны: Жуковский и Державин, Пушкин и Лермонтов, Гоголь и Гончаров, Тургенев и Некрасов, Толстой и Достоевский, Блок, Твардовский и Есенин. Отцы этих гениев русского слова почти не влияли на своих даровитых сыновей и очень редко общались с ними. А если бы отцовское влияние было сильным и решающим? Вряд ли оно было бы позитивным, потому что отцы, как правило, стремятся из своих сыновей воспитать некое своё подобие, употребляя при этом настойчивое принуждение и волевые усилия пополам с насилием над ребёнком, подростком и юношей. А матери обычно подвержены мечтаниям и некоему идеалу, в ореоле и образе которого они видят своих сыновей. Материнское воспитание мягче, оно предоставляет выбор и большую свободу. И если творческие способности заложены от рождения, материнская опека позволяет осознать таланты и сделать правильный выбор. Отцы же настаивали бы на продолжении своего пути, пример и страдания Антона Павловича Чехова перед нами, как на ладони. Но Гоголь, выращивавший сахарную свеклу и отменные груши, Тургенев, следивший за своими крепостными и поровший их по пятницам, Достоевский в звании рядового врача земской больницы или Блок в качестве доки-юриста — насколько беднее стала бы жизнь миллионов читателей? Безотцовщина помогла им сделать самый верный выбор творческого пути… Читать далее

Пятиминутка доброты. Явление глубоко русское. Вослед 2-му Тихвинскому кинофестивалю

Милосердие, добродельность, совесть – эти основополагающие понятия человечности становятся все более дефицитными в нашем расчеловеченном мире, где всё живое стремятся подчинить неким бесчувственным алгоритмам, где жестокость и ложь буквально затопляют всё, врываясь к нам из телеэкранов и с улиц…
Читать далее