Виктор Правдюк. МАРТ 1943 ГОДА

Среди мартовских указов 43-го года о награждениях бросается в глаза указ о присвоении — посмертно — звания Героев Советского Союза тринадцати воинам из одной роты 130-го полка 44-й стрелковой дивизии. Свой подвиг эти тринадцать героев совершили ещё в январе, когда в отчаянном бою на маленькой станции Красновка в районе города Миллерова в Донбассе были окружены, бились до последнего, пока немцы не обложили соломой избу, в которой оборонялись наши солдаты, и не подожгли, призывая сдаваться в плен…

Ни один не вышел, все тринадцать сгорели, но сгорели не просто жертвы – за две недели боёв эта рота нанесла громадный урон врагу… Читать далее

Виктор Правдюк. ФЕВРАЛЬ 1943 ГОДА

Февраль начинался для Советской России большим триумфом. Капитулировала последняя северная группировка окружённых немецких войск в Сталинграде. Собирали пленных, подсчитывали трофеи, одних только генералов было пленено более трёх десятков во главе с генерал-фельдмаршалом. Читать далее

Виктор Правдюк. ЯНВАРЬ 1943 ГОДА

На исторических конференциях и встречах со зрителями и читателями меня часто спрашивают, какие книги о Второй мировой войне я считаю самыми правдивыми… В художественной литературе это роман Виктора Петровича Астафьева «Прокляты и убиты», в поэзии – стихи последнего фронтовика-окопника (последнего по написанию стихов и появления их в печати, поэтов-окопников больше появиться, к сожалению, не может) воронежца Михаила Фёдоровича Тимошечкина: «пехотный солдат — Он всегда виноват»; и документальное повествование солдата, ставшего профессором-искусствоведом, Николая Николаевича Никулина.

Мне посчастливилось быть знакомым с Николаем Николаевичем, в моём архиве хранится рукопись его книги «Воспоминания о войне»… Читать далее

Виктор Правдюк. ДЕКАБРЬ 1942 ГОДА

Что это был за феномен, гитлеровское движение? Основу его, безусловно, составляло национальное движение и желание любой ценой посреди Европы построить мощное национальное государство. С помощью самых нелегитимных и незаконных средств. И тем самым скомпрометировать, может быть, не думая об этом, все консервативные и национальные движения. Не случайно, Европа так решительно «полевела» после Второй мировой войны…
Читать далее

Виктор Правдюк. 19 – 30 НОЯБРЯ 1942 ГОДА

Вечером 18 ноября, в 18.00 в кремлёвский кабинет Сталина вошли Вячеслав Молотов, Лаврентий Берия, Георгий Маленков и вместе с ними заместитель Верховного Главнокомандующего Георгий Жуков, начальник Генерального штаба Александр Василевский, командующий Закавказским фронтом Иван Тюленев и командующий Черноморской группой войск Иван Масленников. Сталин сначала выслушал командированных на Северный Кавказ членов Ставки: Берия и Маленков доложили о положении на самом южном фланге Восточного фронта, об отступлениях войск без приказа и мобилизационной работе среди населения Северного Кавказа и Закавказских республик. Это население очень неохотно «мобилизовывалось» и в немалом числе ожидало прихода гитлеровских войск. Генералам досталось немало критических стрел, но зоркий Берия быстро понял, что в данный момент Сталина это не очень интересует. Затем стал говорить Верховный. Сталин чётко разделил свою речь на излюбленные им схематичные периоды – первое, второе, третье. Во-первых, кавказское командование узнало, что на завтра, 19 ноября, в районе Сталинграда начнётся крупное советское наступление; во-вторых, сказал Сталин, несмотря на тяжелое положение, фронту необходимо быть готовым к переходу в наступление, потому что не исключено, что враг начнёт перебрасывать свои войска с Северного Кавказа на сталинградское направление. Надо вцепиться в него и не отпускать, а в-третьих, в случае нашей большой удачи, вам, товарищ Тюленев, придётся иметь дело с противником, запертым на Северном Кавказе, как в мышеловке.
Читать далее

Виктор Правдюк. 1 – 18 НОЯБРЯ 1942 ГОДА

Когда сегодня мы говорим, что нам, русским, брошен вызов и смысл его заключается в том, что наши ресурсы, наша территория, наши леса, вода и воздух очень и очень нужны Западу для существования под солнцем «золотого миллиарда человечества», а мы, живущие в России, никому не нужны и чем меньше нас будет в живых, тем легче избранные морлоки смогут освоить все наши жизненно важные богатства, — ведь это так и есть на самом деле! Русских в мире всё меньше и меньше, в паспортах у нас отсутствует наша национальность, и из сознания человека русскость начинает быстро убывать. У этого социал-дарвинизма, теории достойных жить в условиях кризиса природных ресурсов, были предшественники. Главная цель Гитлера, Гиммлера, Розенберга и многих других их сподвижников состояла прежде всего в уничтожении России. Не только советской власти и большевизма в России, как об этом любят рассуждать некоторые либералы, но главным образом России как государства и русских как государствообразующего народа. Перед началом исполнения плана «Барбаросса» Гитлер чётко и ясно объяснил своим генералам: «Необходимо при всех обстоятельствах избегать замены большевицкой России государством националистическим». Нацистский теоретик Альфред Розенберг разрабатывал на практике расчленение целостной России и ослабление русских за счёт мелких полуколониальных государств. Почти как сейчас… Вот в одной из нынешних соседних республик заработную плату президенту, министрам и депутатам платят из бюджета Соединённых Штатов Америки в долларах.
Читать далее

Виктор Правдюк. ОКТЯБРЬ 1942 ГОДА

Самое ожесточённое, самое упорное, самое решающее сражение Второй мировой войны продолжалось на разрушенных улицах Сталинграда, в подвалах его домов, в цехах его заводов. Некоторые исследователи видят в этих боях не образцы военного искусства, а упрямое следование принятой раз и навсегда схеме, в которой противники в ближнем бою уже не могли отодвинуться друг от друга и в полумёртвом состоянии продолжают обмениваться тяжёлыми ударами. На самом деле, конечно, это не так. В Сталинграде суть заключалась уже не в тактике и стратегии. Это был Рубикон, который должно оставить позади себя, ни в коем случае не впереди, потому что не перейдённый и не взятый этот Рубикон определит исход всей войны. Не упрямство вело Гитлера в Сталинград, и не оно заставляло русских держаться в Сталинграде. В этих боях чувствовалось что-то иррациональное, необъяснимое, что и не нужно объяснять. Это была судьба всех нас и всей войны…

Читать далее

Виктор Правдюк. СЕНТЯБРЬ 1942 ГОДА

Результаты переписи населения Советского Союза, проведённой в 1937 году, Сталина привели в ярость. Многие показатели переписи не были опубликованы, арестовали многих учёных-статистиков, возникло дело врагов народа в Статуправлении СССР. Во-первых, Сталин был недоволен «убылью народа», зафиксированной в переписи. Во-вторых, большой неожиданностью для большевицкого руководства оказался итог ответа на вопрос «Верите ли вы в Бога?» Верующими признали себя 56,7 процента населения. С учётом свирепости 1937 года к этой цифре следует прибавить ещё процентов двадцать – тех людей, кто по разным причинам не мог признать себя верующим…
Читать далее

Виктор Правдюк. АВГУСТ 1942 ГОДА

О жёстком и жестоком, справедливом и несправедливом одновременно приказе №227 «Ни шагу назад!» мы говорили в нашей предыдущей главе. Приведём пример, как он выполнялся.
Читать далее

Виктор Правдюк. ИЮНЬ 1942 ГОДА

Июнь 1942 года был месяцем напряжённой жертвенной борьбы за Севастополь. После катастрофы советского Крымского фронта на Керченском полуострове 11-я немецкая армия полностью сосредоточилась вокруг осаждённого города. Крымский фронт не только не выполнил своей основной задачи полного освобождения Крыма от оккупантов, но и оставил врагу ценные трофеи: артиллерию, танки, большой запас бомб, мин и снарядов. В дни решающего штурма Севастополя немцы использовали советские танки, на город шли Т-34, перекрашенные в белый цвет и с чёрными крестами, на город падали снаряды и бомбы, сделанные на Урале. Значительно труднее стало пробиваться в осаждённый Севастополь советским военным кораблям и транспортным судам. После захвата немцами Восточного Крыма теперь почти на всём пути следования наши корабли подвергались яростным атакам немецких самолётов-торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков. Советское командование Северо-Кавказского направления приказом маршала Будённого запретило бойцам и командирам Севастопольского оборонительного района эвакуацию из Крыма. Будённый предупредил их, что они должны выстоять или погибнуть в Севастополе. «Умрите геройски…» Тяжелейшим летом 42-го года каждый день был дорог и то, что севастопольцы надолго задержали под своими стенами одну из лучших немецких армий – 11-ю – было, конечно, большим вкладом в будущую победу. Но в советской Ставке ещё не научились (да и научатся ли до самого конца войны?) ценить свои собственные войска. То, что 11-й немецкой армии противостояла опытная закалённая в боях Приморская армия генерала Петрова, в Ставке в расчёт не брали, об эвакуации её не думали, готовясь пожертвовать Приморской армией в Севастополе. Как позднее вспоминал адмирал Кузнецов, «даже в самом худшем случае эвакуация не предусматривалась, к ней не готовились и, как следствие, оказались полностью не готовы».
Читать далее