Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «Еще закон не отвердел, Страна шумит, как непогода.Хлестнула дерзко за предел Нас отравившая свобода»

Это самое мягкое из того, что Есенин мог сказать и говорил о большевицком яде. Вместе с пришедшими в России к власти псевдонимами воцарились русофобия и растление. Тень ведь не знает стыда, а псевдонимы мы вполне вправе сравнить с тенью человека, часто тенью предательской, жестокой и злобной. Лозунг «грабь награбленное» обмазал грязью значительную часть народа нашего, которая превратилась в толпу, а местами и в банду. Народ заставили оскоромиться, загрязниться, и на загрязнённый, осознающий неправду свою надеть хомут стало гораздо легче, хомут коллективизации и победы во Второй мировой войне… А затем, представляется мне, и народа нашего не стало… И как хочется, чтобы утверждение это было ошибкой…
Читать далее

Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «На душе светло»

Не за песни весны над равниною

Дорога мне зелёная ширь —

Полюбил я тоской журавлиною

На высокой горе монастырь.

Иоанно-Богословский общежительный монастырь Рязанской епархии действительно стоял и стоит на горе. В монастыре течёт чудодейственный источник, который заведён в купель-часовню с бассейном в форме большого креста. После крещения в воде этого источника, вода его преобильна серебром, кожа мгновенно становится сухой. Иоанно-Богословский монастырь был основан до нашествия Батыя на рязанскую землю, случившегося зимой 1237 года. По одной из легенд хан Батый собирался разорить и ограбить обитель, но ему приснился Святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов, а когда вооружённая орда подошла к воротам монастыря, хан увидел на воротах икону с ликом того, кто приснился ему во сне… Батый приложил фирман, печать свою златую, повесил её на ворота — и монастырь был спасён от разорения навеки веков… Но печать ханская и почитание десятков тысяч русских людей не спасли эту чудодейственную обитель от разрушения большевиками… Автор бывал в этом монастыре на излёте советской власти: всё было изгажено, порушено, даже источник засыпан мусором; но недавний приезд в Иоанно-Богословский монастырь Рязанской епархии дал мне огромный запас оптимизма — это часть божественного рая на земле. И подумалось: какой же прекрасной была наша Россия до 1917 года! Читать далее

Виктор Правдюк. МАРТ 1943 ГОДА

Среди мартовских указов 43-го года о награждениях бросается в глаза указ о присвоении — посмертно — звания Героев Советского Союза тринадцати воинам из одной роты 130-го полка 44-й стрелковой дивизии. Свой подвиг эти тринадцать героев совершили ещё в январе, когда в отчаянном бою на маленькой станции Красновка в районе города Миллерова в Донбассе были окружены, бились до последнего, пока немцы не обложили соломой избу, в которой оборонялись наши солдаты, и не подожгли, призывая сдаваться в плен…

Ни один не вышел, все тринадцать сгорели, но сгорели не просто жертвы – за две недели боёв эта рота нанесла громадный урон врагу… Читать далее

Виктор Правдюк. ФЕВРАЛЬ 1943 ГОДА

Февраль начинался для Советской России большим триумфом. Капитулировала последняя северная группировка окружённых немецких войск в Сталинграде. Собирали пленных, подсчитывали трофеи, одних только генералов было пленено более трёх десятков во главе с генерал-фельдмаршалом. Читать далее

Виктор Правдюк. ЯНВАРЬ 1943 ГОДА

На исторических конференциях и встречах со зрителями и читателями меня часто спрашивают, какие книги о Второй мировой войне я считаю самыми правдивыми… В художественной литературе это роман Виктора Петровича Астафьева «Прокляты и убиты», в поэзии – стихи последнего фронтовика-окопника (последнего по написанию стихов и появления их в печати, поэтов-окопников больше появиться, к сожалению, не может) воронежца Михаила Фёдоровича Тимошечкина: «пехотный солдат — Он всегда виноват»; и документальное повествование солдата, ставшего профессором-искусствоведом, Николая Николаевича Никулина.

Мне посчастливилось быть знакомым с Николаем Николаевичем, в моём архиве хранится рукопись его книги «Воспоминания о войне»… Читать далее

Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «У меня отец крестьянин, Ну, а я — крестьянский сын»

Эту поэтическую формулу опровергнуть никоим образом не удастся, следует только заметить, что отец Есенина — Александр Никитич — не оказал на сына никакого влияния. Серёжа вырос в доме своего деда Фёдора Андреевича Титова. Этим отличалась вся великая русская литература. При подробном рассмотрении писательских биографий оказывается, что безотцовщина имела заметное влияние на многих выдающихся творцов русской литературы, и в основном литература наша создавалась теми поэтами и писателями, кто фактически не испытывал влияния отца, а сам отец существовал где-то на периферии общения с сыном. Примеры этому многочисленны и наглядны: Жуковский и Державин, Пушкин и Лермонтов, Гоголь и Гончаров, Тургенев и Некрасов, Толстой и Достоевский, Блок, Твардовский и Есенин. Отцы этих гениев русского слова почти не влияли на своих даровитых сыновей и очень редко общались с ними. А если бы отцовское влияние было сильным и решающим? Вряд ли оно было бы позитивным, потому что отцы, как правило, стремятся из своих сыновей воспитать некое своё подобие, употребляя при этом настойчивое принуждение и волевые усилия пополам с насилием над ребёнком, подростком и юношей. А матери обычно подвержены мечтаниям и некоему идеалу, в ореоле и образе которого они видят своих сыновей. Материнское воспитание мягче, оно предоставляет выбор и большую свободу. И если творческие способности заложены от рождения, материнская опека позволяет осознать таланты и сделать правильный выбор. Отцы же настаивали бы на продолжении своего пути, пример и страдания Антона Павловича Чехова перед нами, как на ладони. Но Гоголь, выращивавший сахарную свеклу и отменные груши, Тургенев, следивший за своими крепостными и поровший их по пятницам, Достоевский в звании рядового врача земской больницы или Блок в качестве доки-юриста — насколько беднее стала бы жизнь миллионов читателей? Безотцовщина помогла им сделать самый верный выбор творческого пути… Читать далее

Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «Но более всего любовь к родному краю Меня томила, мучила и жгла»

Через пять лет исполнится сто лет со дня убийства русского великого национального поэта. Неужели и через пять мы с вами будем догадываться, предполагать и гадать о том, что же случилось в пятом номере гостиницы «Англетер»? И в очередной раз выслушивать и читать ту чушь, которую плетут о Есенине недруги его и русофобы. Преемники по линии чекистов, КГБ, ФСБ по-прежнему отвечают на любой запрос, что у них ничего нет… Помилуйте, вот цитата из статьи весьма сведущего архивиста — историка Анатолия Прокопенко в газете «Известия» 25 сентября 1997 года: «Исследователи причин смерти Сергея Есенина давно пришли к выводу о прямой причастности к гибели поэта ОГПУ. И документы об этом есть в архиве КГБ, да вот уже семь десятилетий не дают читать их. Ради одного только снятия греха самоубийства с души великого поэта должны быть названы поимённо нечестивцы, оборвавшие его жизнь». Но нынешний ФСБ не размыкает уст: у нас ничего нет! Но помилуйте, Есенин в последние годы своей жизни был окружён плотным кольцом сексотов, тайных сотрудников и агентов ОГПУ, и он знал об этом! Мариенгоф и Кусиков, Приблудный и Устинов, Эрлих и десяток, если не два десятка других, писали доносы на Сергея Есенина. И неужели та секретная тогда папка с делом Есенина не сохранилась, хотя бы частично? И у них ничего нет? Не сохранился ни один донос из сотни написанных и заботливо сложенных в папочку для будущей расправы? К нашим явным врагам примыкает немало глупцов, завороженных сплетнями о Есенине. Поистине слабоумие — это не проблема старения, старческого маразма, а явление предыдущего образа жизни. Того большевицкого, советского, марксистско-ленинско-сталинского, который с помощью безудержного насилия воцарился в России в 20 веке.
Читать далее

Виктор Правдюк. ДЕКАБРЬ 1942 ГОДА

Что это был за феномен, гитлеровское движение? Основу его, безусловно, составляло национальное движение и желание любой ценой посреди Европы построить мощное национальное государство. С помощью самых нелегитимных и незаконных средств. И тем самым скомпрометировать, может быть, не думая об этом, все консервативные и национальные движения. Не случайно, Европа так решительно «полевела» после Второй мировой войны…
Читать далее

Виктор Правдюк. МИРОВОЗЗРЕНИЕ ЕСЕНИНА. «Скоро мне без листвы холодеть»

«Меня поймут только через сто лет».

Сергей Есенин

СКАЖИТЕ, УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ, КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, КТО БЫЛ УБИТ ВЕЧЕРОМ 27 ДЕКАБРЯ 1925 ГОДА В ЛЕНИНГРАДЕ, В ГОСТИНИЦЕ «ИНТЕРНАЦИОНАЛ» (БЫВШАЯ «АНГЛЕТЕР»): ХУЛИГАН ЕСЕНИН ИЛИ ЕСЕНИН — УБЕЖДЁННЫЙ ВРАГ БОЛЬШЕВИЦКОЙ ВЛАСТИ? НЕ ВЛАДЕЮЩИЙ СОБОЙ АБСОЛЮТНЫЙ АЛКОГОЛИК ИЛИ ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ПОЭТ НА САМОМ ПИКЕ СВОЕГО ТВОРЧЕСТВА?
Читать далее

Виктор Правдюк. 19 – 30 НОЯБРЯ 1942 ГОДА

Вечером 18 ноября, в 18.00 в кремлёвский кабинет Сталина вошли Вячеслав Молотов, Лаврентий Берия, Георгий Маленков и вместе с ними заместитель Верховного Главнокомандующего Георгий Жуков, начальник Генерального штаба Александр Василевский, командующий Закавказским фронтом Иван Тюленев и командующий Черноморской группой войск Иван Масленников. Сталин сначала выслушал командированных на Северный Кавказ членов Ставки: Берия и Маленков доложили о положении на самом южном фланге Восточного фронта, об отступлениях войск без приказа и мобилизационной работе среди населения Северного Кавказа и Закавказских республик. Это население очень неохотно «мобилизовывалось» и в немалом числе ожидало прихода гитлеровских войск. Генералам досталось немало критических стрел, но зоркий Берия быстро понял, что в данный момент Сталина это не очень интересует. Затем стал говорить Верховный. Сталин чётко разделил свою речь на излюбленные им схематичные периоды – первое, второе, третье. Во-первых, кавказское командование узнало, что на завтра, 19 ноября, в районе Сталинграда начнётся крупное советское наступление; во-вторых, сказал Сталин, несмотря на тяжелое положение, фронту необходимо быть готовым к переходу в наступление, потому что не исключено, что враг начнёт перебрасывать свои войска с Северного Кавказа на сталинградское направление. Надо вцепиться в него и не отпускать, а в-третьих, в случае нашей большой удачи, вам, товарищ Тюленев, придётся иметь дело с противником, запертым на Северном Кавказе, как в мышеловке.
Читать далее